История персидского языка в Иране и в других странах

Персидский язык и его индо-европейские корни

Проблематика происхождения языков долгое время оставалась в центре лингвистических исследований. Ее даже окрестили "наиболее норовистой, но тем не менее наиболее изучаемой темой в исторической лингвистике". Среди семей языков, покрываемых исторической лингвистикой, индо-европейские языки занимают важное место среди тех, кто  углубленно занимается именно этой сферой. Индо-европейские языки (которые еще называют индо-германскими) включают в себя большинство европейских языков, а также хинди, санскрит и персидский, а еще мертвые языки - латынь и хеттский. Эта точная принадлежность к общей языковой семье объясняется схожестью морфологических элементов определенных групп слов вопреки географическим расстояниям, как слово мама - "mère" - во французском, "mother" - в английском, "mutter" - в немецком, "mater" - в латыни, "matr" на санскрите и наконец "mâdar" - в персидском языке. В 1786 лингвист Виллиам Джонс в своем третьем выступлении об азиатском обществе в Калькутте защищал тезис об индо-европейских языках. Его выступление началось с таких слов: "Санскрит, довольно древний язык, и имеет восхитительную структуру; она изысканней греческой, проще латыни, и намного чище, чем эти два упомянутых языка, но тем не менее имеет огромное сходство с греческим и латынью, как в корнях глаголов, так и в грамматических формах, которые не могли стать результатом случайного развития; настолько сильной была эта связь, что ни один филолог не мог пропустить это, не подумав об общем предке, которого, вполне возможно, больше не существует". Вместе с тем, существование общего материнского языка всегда оставляет место для развития теорий, поскольку нет письменных следов материнского языка, которые очевидно восходят к доисторической эпохе. Единственный способ, с помощью которого можно судить о существовании этой большой семьи, - это сравнение общих черт (фонетических, грамматических...), которые сохранились в результирующих языках. Франц Бопп, основатель сопоставительной грамматики (1791-1867), сопоставил такие языки как санскрит, персидский (авестийский язык), славянский, немецкий, готский, греческий, латынь и литовский, в период между 1833 и 1852, что все больше и больше подтверждало данную теорию, которая на тот момент считалась сомнительной и даже ошибочной.

В компаративной лингвистике различают двенадцать групп языков, среди которых наиболее важной является индо-иранская ветвь.  Она в свою очередь разделяется на три подветви, т.е на языки юго-западной группы, языки северо-восточной группы и на языки востока. Современный персидский язык являлся частью первой группы: юго-западных языков, в которую входил древний персидский язык, персидский язык среднего периода (или пехлеви ), персидский (фарси, дари, таджикский и другие), тат, бакхтиари, лори и ларестани. Что касается персидского, или фарси, так именно этим языкам и посвящена наша статья. Для того, чтобы полностью ознакомится с этим вопросом необходимо будет вспомнить о древнем персидском языке и о персидском языке среднего периода,  и сопоставить их с современным персидским языком, с которыми он сохранил очень много общих черт.

Хронологическое развитие персидского языка

Во время одного из колоквиумов в Берлине в 1972 году древний персидский язык, персидский язык среднего периода, греческий, латынь и санскрит объявили классическими языками, среди самых древних языков мира. В докладе настойчиво доказывалась древность и богатство этих языков на основании проведенной оценки, а также утверждалось, что эти языки не утратили своих важных характеристик  на протяжении последнего тысячелетия. Древний персидский язык периодически использовался в записях, в табличках и печатях, принадлежащих ахеменидским царям, по примеру Дария 1 (550-486 до н.э.). Он впервые использовал данный язык для надписей на памятниках и скульптурах (можно найти множество примеров в Иране, Турции, а также в Египте). Древний персидский язык не был единственным языком простого народа для ежедневного использования. Это скорее был диалект, распространенный среди персидской знати и который больше всего использовался в Персеполисе, а именно в начале правления Дария 1 в 521 г. до н.э.  до 330 ст. до н.э.  Понимая, что этот язык не поддерживается во всех частях его огромной империи, правители выдавали свои указы на двух или трех языках, идеальным примером такого документа можно считать Бисотун, огромный королевский документ в Керманшахе, выгравированный на древнем персидском языке, на вавилонском (аккадский диалект) и на эламском. Этот язык, имеющий клинообразное написание, насчитывает 36 знаков для обозначения согласных, гласных, восемь идеограмм, одного разделителя существительных и наконец то трех чисел: 1, 10 и 100. Наиболее выдающейся характеристикой этого языка считаются характеристики его алфавита и слога. Эти детали были выявлены благодаря надписям в Бисотун, который в 1835 был расшифрован Генри Роулинсоном (1810-1895), востоковедом и ассирологом из Британии. Чтобы подчеркнуть важность этой находки,  стоит сказать, что надписи в Бисотуне имеют клиновидную форму, как и на Розеттском камне с египетским иероглифами, это своего рода неизменяемый элемент в процессе декодировки данного языка, без которого мы не имели бы доступа к королевской  ахеменидской письменности. Среди древних иранских диалектов, таких как мидийский, хотенийский, авестийский и древний персидский, только у древнего персидского был статус языка при ахеменидском царстве. Другие использовались достаточно ограниченным количеством жителей. Мидийский использовался в западной части Персии, хотенийский - на севере, вплоть до Черного моря, среди эллинов и парфинян. От этих диалектов осталось буквально по несколько слов, но древний персидский и авестийский позволяют нам сохранить  еще один большой и ценный пласт одной из эпох, которая уже не существует в современном мире, древний персидский - это язык королевского двора, а авестийский - язык священных книг Зороастры.

Персидский язык среднего периода (пехлеви) является прямым потомком древнего персидского языка. Его использование распространилось в эпоху аршакидов (парфянской империи, 248 г. до н.э. - 226 г. н.э.) и сассанидов (226-651), и тем не менее не мешало использованию других региональных языков, таких как парфийский, хотенийский, согдийский, бактрийский и хорезмшахийский на территории Ирана. Письменность этого языка формировалась не только за счет клинообразных иероглифов, но также и за счет пехлеви. В первую очередь этот язык использовали в парфинянской империи, а затем в Сассанидской империи, на протяжении правления иранской династии в период с 226 до 651.  На персидский язык среднего периода значительное влияние оказывал парфинский (народный диалект в парфинянской империи), но тут он никогда не подпадал под изменения, как это произошло в случае с Сассанидами. На протяжении своего развития морфология и грамматика персидского языка среднего периода были значительно упрощены. Можно упомянуть, среди всего прочего, систему склонения прилагательных и сложные аспекты спряжения в древнем персидском языке, о которых забыли и которые были утеряны в персидском языке среднего периода. Точно также и число имен существительных (единственное, двойственное и множественное) было уменьшено до единственного и множественного, и их род (у существительных выделяли мужской род, женский и средний) исчезли из лексики персидского языка среднего периода ввиду того, что сам язык был менее утонченным. В III-ем столетии Сассаниды приняли близко к сердцу создание письменности на трех языках: парфинийском, персидском языке среднего периода и на греческом. На протяжении IV столетия персидский язык среднего периода считался официальным языком сассанидской империи в ущерб парфинийскому, который очень быстро забывался. Именно по этой причине письменные документы этой эпохи выполнялись на одном единственном языке, который признавали сассаниды: персидский язык среднего периода.

Персидский язык среднего периода и авестийский являлись языками большой группы зороастрийской литературы. Именно благодаря этим двум языкам можно объяснить большое количество ритуальных и религиозных приемов зороастризма той эпохи. Зороастриййская религия, в том виде, в котором мы ее знаем, это религия, представленная в Ираке в основном среди сассанидов и ахеменидов. Эту религию использовали в качестве официальной религии персидской империи на всех ее территориях вплоть до 651; эта дата ознаменовывает приход ислама (дата начала завоевания с 634 халифата Омара), и падение династии сассанидов, котрые претерпевали важные политические, религиозные и культурологические потрясения вместе с персидской империей. Изменение языка и письменности имело свои последствия. В результате резких и неожиданных изменений в древней персидской империи она стала одной из частей оманского халифата, появился новый язык, который больше соответствовал новой социально-культурной ситуации в стране.

Современный персидский язык, который напрямую пошел от персидского языка среднего периода, появился, как отмечают исследователи, вместе с арабским завоеванием Персии и резко вытеснил персидский язык среднего периода (который необратимо исчез). Тем не менее, понадобилось около двухста лет, чтоб этот язык превратился в то, что мы сегодня называем "современным персидским языком". С грамматической точки зрения этот язык мало чем отличается от персидского языка среднего периода. Но от своей предыдущей формы этот язык отличается персидско-арабским алфавитом и многочисленными заимствованиями из арабского языка. Кроме того было заимствовано множество идиоматических выражений и поговорок, которые свидетельствуют о появлении новой арабо-исламской культуры. Этот язык проявил все свои богатства в монументаьных произведениях таких персидских поэтов как Фирдоуси, Руми, Хайям, Хафез и Саади. Без них этот язык, в лучшем случае, ушел бы на второй план и стал одним из современных диалектов.

Как упоминалось ранее, в данный момент на персидском языке говорят в Иране и используют арабский алфавит, который в свою очередь соответствует эволюционированной форме куфического письма, древней форме арабского языка, происходящего от древнесириского языка. В соответствии с данными некоторых исследователей персидского языка, таких как Мохаммад Реза Батени (Mohammad Rezâ Bâteni), современная морфология персидского не соответствует на практике этому языку. В качестве примера приводится отсутствие некоторых гласных в транскрипции, наличие разных букв для обозначения одной фонемы и изобилие точек над некоторыми буквами, что приводит к замешательству в письменности. Изменение персидской письменности, при Пахлави, занимает и занимал умы многих исследователей, среди которых можно выделить Садег Хедаят и М.Р. Батени. Даже задумывался проект по раскрытию недостаточности языка при короле, который должен был развиваться достаточно долго; проект, который так никогда и не реализовали.

В 5 км от юго-запада города Хамедан, в долине Аббас-Абад можно встретить надписи Ganjnâmeh, которая выгравирована на камне по приказу Дария І. Хамедан или как его еще называли, Хагматанех, также был столицей ахеменидского государства.

Территориальная экспансия персов по миру

Персидские обычаи не ограничивались внутренней частью географических границ Ирана. Их присутствие можно заметить в центральной Азии, на Кавказе и в Средней Азии. Есть много говорящих на этом языке в Узбекистане (среди таджикских меньшин) и в Таджикистане (почти 7 миллионов говорящих), в Афганистане (порядка 16 миллионов говорящих), в Ираке, в некоторых частях Пакистана и Индии, также язык существует в устной форме в нескольких странах Персидского залива, таких как Бахрейн. Прежде всего и длительное время язык распространялся с востока на запад до границ Византии и Средней Азии. На западных территориях мусульманского мира персидский язык даже использовали в качестве лингва франка, в Южной Азии и в оттоманской империи. Персидский в равной степени вместе с арабским языком, являлся одним из редких научных языков исламского мира и именно с помощью этого языка осуществлялось распространение научных знаний в эпоху мусульманства на западе.

Первые связи между персидским языком и индийским субконтинентом, а именно с Индией и Пакистаном, датируются V ст. до Р.Х. при Дарие I, ахеменидском царе. Именно Дарий отправил флот в приток к реке Кабул и Инд до города  Каспатирис (современный Кабул) для того, чтоб нанести на карту местность перед тем, как проложить к Египту водный путь. Он имел намерение присоединить восточные Ахеменидские территории к западным землям через морской путь. Это путешествие длилось тридцать недель, в течении которых Дарий собрал армию для завоевания от Инда до Пенджаба в 518 г. до Р.Х. После Геродота Дарий заложил в этом регионе свои сатрапии. Индию в четвертый раз захватили и описали в Авесте, первой части Ведидада, в которой основная часть посвящена  Пенджабу. Тут также упоминается название восьми рек в Индии, а именно Виз, Джелам, Чинаб, Рави, Баи, Сатледж, Синд и Кабул. После первых археологических раскопок в Тимургарха, в Пакистане, смогли раскопать руины ахеменидского периода, которые доказывают сильные культурологические и архитектурные связи между Персией и индийским субконтинентом в V ст. до Р.Х. В ходе более поздних археологических раскопок в 1967 году были найдены предметы быта и глиняная посуда, которые напоминали те, что использовались в северном Иране в IV ст. до Р.Х., этот период совпадает с завоеваниями Александра Македонского в Персии. Наверняка персидская империя оказывала значительное влияние на всех своих территориях, вплоть до парфинийской империи, т.к. с этими данными еще можно ознакомится в записях Оресиуса, греческого историка, что Мехрдад 1, аршакидский царь, который правил в период с 173 до 136 до Р.Х., имел в своем распоряжении индийские территории вплоть до реки Джелам.

Политические связи между Кушанским царством (территории от Таджикистана до Каспийского моря) и Персидской империей развивались во II-ом столетии после Р.Х. Кушанское царство (105-250 после Р.Х.), столица которого находилась в Пешаваре и чьи территории простирались вплоть до восточных границ Персии, были в хороших отношениях с израильтянами. Они пропагандировали персидский язык и культуру на индийском субконтиненте и в Пакистане во II и III ст. после Р.Х.

После взятия Балха, на севере Афганистана, сассанидской армией в 558, персидский язык стал официальным языком на всей территории Афганистана, вытесняя балхийский язык. Причиной этого стала его простота в сравнении с балхийским языком. Это подготовило почву для распространения персидского языка в Центральной Азии.

В VII столетии, персидский стал устным языком, на котором свободно говорило население южной части Ирана, от Хузестана до Систана. В Хорезме и в Согдиане, персидский язык стал языком межнационального общения, который использовали в торговых отношениях. Что же касается северных и восточных стран на иранском плато, то иранолог из Дании Артур Христензен установил, что распространение персидского языка связано с созданием военных центров для защиты страны против племен из Центральной Азии. Именно поэтому, когда арабы прибыли в Центральную Азию, то в качестве общего языка они выбрали именно персидский язык, чтобы общаться с жителями сассанидской империи. Позднее мусульманское завоевание способствовало тому, что этот язык вошел в употребление в восточных частях Центральной Азии. Таким образом, контакт между военнослужащими и торговцами мусульманской веры, которые свободно общались на персидском языке, создали почву для развития персидского языка на востоке. Традиция использования арабского алфавита в письменности персидского языка пришла с запада Ирана, из Хорассана в тот период, когда еще существовали зороастрийские маги, которые использовали персидский язык среднего периода, в котором письменность была такой же, как и в современном персидском языке. Это было сделано во избежание недопониманий при присвоении нового алфавита, который оказался более податливым и гибким к новым изменениям в персидском языке, которые произошли в период арабского завоевания. Название "фарси дари" передавалось на письме с помощью арабского алфавита, который легко адаптировали с целью дифференциации тех, кто общался на этом языке от тех, кто еще использовал для общения персидский язык среднего периода. Тем временем, после исчезновения персидского языка среднего периода необходимости в термине "дари" больше не было и фарси признали единственным названием для нового языка страны.

Во времена династии Саманидов, в  IX столетии, именно Якуб бен Лаиз Саффар (840-879), полевой командир при династии Саманидов и в дальнейшем основатель династии саффаридов, впервые предложил использовать персидский язык в качестве основного языка при дворе вместо арабского. В этот период саманидские правители прилагали все возможные усилия к изучению персидского языка, стимулируя писателей и элиту писать именно на персидском и таким образом сохранить его богатства. С этой целью они покровительствовали и даже размещали у себя представителей элиты, которые приезжали из других концов аббасидской империи,  с целью поиска пристанища. Постепенно, в IX столетии и на этот раз в  Систане, начала формироваться новая литература на фарси дари. Но это было более плодотворно при Саманидах (815-1005) и при Газнавидах (982-1187) в Хорассане, когда создавались исключительно высокохудожественные произведения в мусульманском мире, в основном благодаря таким великим поэтам как Балхи, Рудаки, Абу-Шакур, Дахихи и мастер слова Фирдоуси. Последний стал источником вдохновения последующих поэтов не только в Персии, но также и в других уголках восточного мира, а именно в Индии, центральной Азии и в других туркоязычных странах Средней Азии. Фарси на протяжении всего своего существования был живым языком, который использовался миллионами говорящих в период Фирдуоси (940-1020), которого прозвали "составителем персидского языка" и автором более великой иранской эпопеи "Шахноме" (книга королей). При создании этого произведения была проведена работа по возрождению значительного количества персидских слов, которые могли полностью исчезнуть в результате возрастающего влияния арабского языка. В принципе, именно по инициативе Фирдуоси постепенно все иранские города, а также города Центральной Азии адаптировали персидский язык (фарси) в качестве местного языка, а также в качестве официального языка своих стран. Персидский язык играл важную роль в расцвете культуры и науки соседних государств, а также способствовал развитию персидской культуры в мусульманских общинах той эпохи.  Это влияние было настолько сильным, что Ричар Нельсон Фрай, иранолог и почетный профессор в Гарвардском университете, написал: "Арабы не признавали влияния персидского языка на формирование мусульманской культуры. Возможно, у них наблюдается тенденция к забыванию прошлого. Но они и не подозревали, что тем самым истребляют свои собственные корни, как моральные, так и культурные (...)." 

Лингвистическое наполнение Ирана

В середине X столетия, о котором нам рассказывает  Абу Есхагх Ебрагим Эстахри, картограф и географ среднеиранского периода, персидский начали использовать жители  Макрана, на юге Белуджистана. Язык последовательно распространялся по всей территории индийского субконтинента, а также в Пакистане. Эстахри добавлял, что культура ношения одежды, а именно штаны и тога жителей Мултана в Пакистане, странным образом напоминают одежду, которая является традиционной для иранцев, которые в то время разговаривали одновременно на арабском и на персидском. Сходство между персидским языком и индийским субконтинентальным языком развилось до начала эпохи Газванидов (962-1187), ирано-суннитской династии турецкого происхождения. В этот период индийские литераторы и философы пользовались персидским языком для написания своих литературных и философских произведений, большая часть из которых доступна нам и сегодня. Не только все государственные земли были заполонены индийскими творцами персидских выражений, мистики в медицине, лирике, истории и астрономии,   а также все жанры литературы той эпохи, такие как рубаи, гхассидех, гхазал, агиография (жизнеописание святых) и т.д. Также был создан новый вид искусства, которое заключалось в имитации основных литературных моделей персидской литературы, таких как Низами Ганджави, чьим наиболее выдающимися произведением считается Лейли и Маджнун. С расширением мусульманских завоеваний ближе к востоку и югу, персидский язык начали использовать во всех крупных городах страны. Массовое прибытие иранских ученых, которые убегали от монгольского завоевания, значительно обогатило литературный мир индо-персидской эпохи Делийского султана. Возможно, среди других, упоминается поэт, родом из Кхорассан, Мохаммад Ауфи, который составил первый сборник биографий индо-персидских  поэтов. Еще одним важным доменом индо-персидской литературы является суфистская литература, в которой объединяются хвалебные песни во славу Господа, хвалы Пророкам и прославление духовных господ. Также тут можно встретить упоминание о Слиянии океанов, в котором обсуждается мусульманский и индусский мистицизм.

В XIII столетии одним из наиболее эффективных ресурсов, который позволил персам расширить свое влияние в Азии, по всей восточной части, вплоть до Китая, без сомнения была торговля. Китайцы поддерживали отличные финансовые отношения со всеми мусульманскими странами. Мусульмане, говорящие на персидском языке, путешествовали на юг Китая с целью совершения сделок, а некоторые из них даже жили на этих территориях. В XIII столетии на юге Ирана, который меньше всего пострадал от опустошений и разрушений во время монгольского завоевания (по отношению к остальной части страны) преобразовался в важный центр иранской торговли. Путешественники и коммерсанты осуществляли там свои сделки на месте и когда путешествовали в Китай или же должны были встречаться с китайскими торговцами; сделки также осуществлялись в южных портах прибрежной Персии. В скором времени они расширили свою деятельность и могли совершать поездки на более длительные расстояния. Они дошли до того, что установили отношения с такими странами как Индия, Шри-Ланка, Молдавия, а также с островами Ява и Суматра. Так можно объяснить влияние персидского языка в Азии и на Востоке. Параллельно, контакты между персами и китайцами развивались, и в последствии многие китайцы начали изучать персидский язык, чтобы облегчить себе работу, что в свою очередь постепенно привело к развитию двуязычной культуры среди жителей данного региона. Влияние персидского языка становилось настолько заметным, что язык даже оказывал определенное влияние на китайских государей и наместников. Это исторический факт, который описывается во многих произведениях и упоминается в работах марокканца Ибн Батутта (1304-1377), мусульманского путешественника и исследователя, который в ходе своего путешествия отправился в Китай.  Ибн Батутта также написал о городе Ханчжоу: "Эмир Гурти, правитель Ханчжоу, принимал нас в своем дворце. Он организовал пир, который на китайском языке называется "тури". У Эмира были повара-мусульмане, которые резали баранов, после того, как ознакомились с мусульманской культурой. (...) Затем мы вернулись в порт, и нас сопровождал его сын. Мы погрузились на лодку, которая напоминала военный корабль. Его сын поднялся на другой корабль с группой музыкантов. Они мгновенно переоделись, чтоб исполнить китайские, арабские и персидские песни. Нам показалось, что персидские песни исполняли чаще, чем другие. Слушая персидские песни, он веселился и приглашал других петь их вместе со ними. Песни столько раз повторялись, что я выучил их наизусть". Из достоверных источников известно, что Ибн Батутта разговаривал на персидском языке и во время своего путешествия в Китай он время от времени писал, что общался на персидском языке с китайскими эмирами и правителями, к которым он был приглашен: "Я посещал султана. Он взял мою руку, тепло пожал ее и с радостью сказал мне на персидском языке: "Ваше присутствие здесь - огромная радость для нас. Уверяю Вас, что Вы так великодушно и любезно вели себя, что все, с кем Вы встречались, хотели бы посетить нас в Китае".

Персидский язык и литература значительно развились при Сефевидах (1501-1736) и при Каджарах (1786-1925). Тем временем, нужно упомянуть, что после конституционной революции в 1905 увидела свет новая эра. Это касается видимых изменений в персидском языке, которые главным образом произошли в результате основания Академии персидского языка и в результате зарождения переводческого движения, в результате которого персидский язык смогли не только сохранить, но и значительно очистить и даже выбросить из него выражения и заимствования из арабского языка. В течении последнего столетия персидский язык активно развивался в Иране, но тут произошла обратная ситуация, когда язык становился все менее популярным. Тут идет речь  и об изысканности языка, и о его важной роли в восточных странах, таких как Индия, где персидский язык вытесняет английский, или Узбекистане, а именно в Самарканде и в Бухаре, а также в таких странах как Туркменистан, город Мерв, где персидский язык отходит на второй план в результате использования русского. В Афганистане, в последние десятилетия XX столетия политика королевства пушту была направлена против персидского языка, что привело к упадку этого языка в Герате и в Кабуле, которые были, кроме других городов, основными центрами персидской цивилизации. Несмотря на это, фарси остается среди наиболее используемых языков в Афганистане. В Таджикистане это официальный язык большей части населения, точно также как и в Узбекистане, а именно в Ташкенте, а также в долине Фергана.

На сегодняшний день на персидском языке общается множество людей, использующих различные диалекты, каждый из которых показывает богатсво и адаптивность этого языка с тысячелетней историей. В качестве заключения можно классифицировать различные варианты персидского языка, используемого в мире: западный персидский язык используется в Иране; восточный персидский язык, хазараги, дарвази и пахлави в Афганистане; таджикский в Таджикистане; амиак и хазара в Хазарстане; бухарский, используемый в Израеле и Узбекистане; дехрави - в Пакистане.

 По материалам Афзане Пурмазахери.