Изобретение молдавского языка: государственный или советский?

Из досье: "Политика и практическая лингвистика"

Сегодняшняя Республика Молдова - это одна из бывших советских республик, в которой не пришли к консенсусу среди населения касательно основных составляющих этническо-национальной идентичности, и посему решили начать с создания своего языка (молдавского или румынского)?

Значительная часть населения провозгласила себя молдаванами (в противовес россиянам, украинцам, гагаузам и т.д.) и считают "молдавский" своим родным языком. Как утверждает одна из активных меньшин принадлежит к румынскому этносу и использует в общении румынский язык. Притязание на принадлежность к той или иной этнической меньшине или же официальному языку в Молдавии стали критерием социального разделения и политических игр.

Рождение "молдавского народа"

Чтоб объяснить сильное разделение молдавского населения в соответствии с этническо-национальной принадлежностью и/или названием языка, необходимо разобраться с происхождением этой дилеммы. Один из основополагающих эпизодов, который имел национальное и лингвистическое значение в советской Молдавии, произошел в Молдавской автономной советской социалистической республике (МАССР), территориальной и административной единице, созданной в 1924 Советами на востоке Днестра (современное Приднестровье), в рамках Украинской советской социалистической республики. После того как в июне 1940 года к УССР присоединили Бессарабию, одна из частей МАССР была присоединена к новой Молдавской советской социалистической республике (МССР). Сформированная в МАССР элита (несмотря на применяемую политику) на тот момент сыграла руководящую роль в новой МССР.

Создание МАССР, в 1924, показывает поворот в поведении советского правительства и его попытки снова получить контроль над территорией, которая как они считали принадлежала им по полному праву. Создание этой республики в равной степени подразумевало идеологический поворот в совокупности аргументов, сформулированных советской дипломатией касательно "вопроса о Бессарабии", добавляя туда новых тезисов касательно коммунистических принципов: национальная идея. Два года спустя после формирования МАССР, идею существования "молдавского народа", похожий, но отличающийся от румынской нации, разделяют все идеологи и руководители Республики. Остается только уточнить географические координаты и символику этой новой сущности: язык, историю, народное достояние, а также и границы молдавской "государственности", которая в тот момент была предметом горячих споров - особенно страстных и рискованных - и эти дебаты продолжались вплоть до конца 1930 годов в рамках Молдавского научного комитета (МНК, местный филиал Академии Наук Украины) и административных форумов, в качестве политических интересов, которые преследовались различными агентами и группами, задействованными в "национальном становлении" советской Молдавии.

Молдавизация: официальный национализм?

Политика "молдавизации" была сразу же интегрирована во все начинающиеся мероприятия по всему УССР с середины 1920-х годов и начала 1930-х. Эта политика заключалась в продвижении маленьких национальностей, которые рассматривались как угнетаемые в царской империи, с целью их склонения к революционным процессам "построения социализма". Принятие подобных мер "позитивной дискриминации" также преследовало и политические цели, которые шли дальше объявленных намерений по уравниванию в правах.

С целью благоприятствования доступа к образованию для местного населения и для усиления полномочий власти, так что молдавизация служила для оправдания создания МАССР и установления большевистского режима в данном регионе. Подобный процесс стал своеобразной "фабрикой кадров", как в политике, так и в других социальных сферах. Когда же речь заходила об "иностранных" специалистах, а также о специалистах "говорящих на иностранном языке", признание "молдавского" языка приобрело важное политическое значение, в том плане, что он стал в ближайшее время принимать участие в советизации Бессарабии, и даже всей Румынии в рамках проекта "развития" коммунистической революции.

Языковая реформа произошла в начале 1932 года, в результате чего румынский язык приобрел в Молдавии официальный статус. Основная цель реформы - благоприятствовать развитию советской политики через МАССР, в направлении Бессарабии и Румынии в целом. Инициированная в МАССР "латинизация" в 1932 году в этом плане является аналогом лингвистической политики, используемой в Карелии, где официальное использование финского языка служило каналом рассеивания коммунистической пропаганды в Финляндии, в том плане, что это помогало подготовить присоединение определенных пограничных финских территорий.

Подобные политики молдавизации и латинизации были прерваны в 1938 году так же резко, как и начаты. Пока великие чистки опустошали административный аппарат и местные филиалы Академии МАССР, одинаково поражая как "молдаван", так и "румынов", первые предпосылки "культурной и национальной идентификации", а также интереса к рассеиванию коммунистической идеологии в пограничных странах, которые прекратили существование в один день. В скором времени пакт о ненападении между Советским союзом и Нацистской Германией разделил карту Центральной Европы на две зоны влияния. Со дня на день Бессарабия должна была перейти в "красную" зону. С тех пор у Советского союза не возникало необходимости ни в дипломатических переговорах с румынской стороной, ни в создании своеобразного трамплина для распространения своей идеологии.

Лингвистические реформы и контр реформы

В период с 1924 по 1940 года "молдавский язык" познал много реформ. Дебаты, которые разгорелись из-за алфавита и грамматики официального языка МАССР, привели к распрям внутри правления Партии Республики, которых в шутку называли двумя противоположными группами "румыны" и "молдаване". Каждый рассматривал лингвистическую политику как минимум как способ экспортировать коммунизм на запад. Первые требовали официального признания в МАССР румынского языка во имя расширения и революции пролетариата и советского влияния в Румынии; их противники "молдаване" настаивали на первенстве установления социализма в МАССР в отличии от братских республик (особенно сильно это касалось Украины), в результате чего Молдавская республика в свою очередь стала привлекательным примером для работников из Бессарабии и Румынии. Они равным образом высказывались о культурной ситуации в особенности той, которая сложилась с населением в МАССР, где "разговаривают на языке, перемешанном с русским, и относятся с подозрением ко всему, что называют румынским".

Поддерживаемые высоко ответственными украинцами и, по умолчанию, Кремлем, "приверженцы молдавизации" очень быстро спустились до конфронтации с враждебной группой и поддали жару в реализацию проекта по созданию молдавского языка: в мае 1926 года, распоряжением Регионального комитета коммунистической партии, было принято решение об организации Научного молдавского комитета. Сразу же, в подтверждение своего создания, 30 декабря 1926 года, НМК, который состоял только из лингвистического отдела, принялся за реализацию проекта по разработке орфографии, а немного позже и грамматики молдавского языка. Касательно орфографии, то научные сотрудники из НМК получили указание адаптировать фонетические принципы, которые бы максимально приблизили письменную форму языка к "разговорному языку молдавских масс". По той же причине грамматику упростили на столько, насколько это только было возможно. Зато, по политическим причинам, но также и по личным (лингвисты из НМК были по своему происхождению бессарабами), в лексическую основу языка в ходе формирования вошли диалекты, используемые крестьянами в Бессарабии. По причине бедности этого диалекта и чтоб избежать заимствований из румынского языка, в период с 1927 по 1930 было создано порядка 7 500 слов как простых, так и многосложных, на основании лексических корней из молдавского или даже из русского или украинского языков, которые были адаптированы с морфологической точки зрения к новому языку. Упорно отбрасывая использование румынских слов, лингвисты из НМК способствовали рождению языка с иностранным звучанием и который в конечном итоге оказался в какой-то мере непонятным, даже для так называемых "коренных молдаван". Объявили о трудностях в процессе молдавизации, как для "коренного населения", так и для "тех, кто общается на другом языке". Однако были предприняты важные шаги с целью популяризации норм "молдавского языка", издавались инструкции, словари, различные книги, также часть населения обучали грамоте этого языка, на нем же велось образование.

"Латинизация" против "молдавизации"

Лингвистическая реформа, принятая в начале 1932 года Региональным комитетом коммунистической партии, под влиянием Москвы, резко свели на ноль практически все действия, предпринятые НМК и местным правительством по созданию и распространению нового языка. На практике это решение придало официальный статус румынскому языку (формально его продолжали называть молдавским) против которого ученые и руководящий состав молдавии задумывали и реализовывали свои попытки по молдавизации. С реформой 1932 года, которую еще называют "латинизацией", туманный курс, но достаточно стабильный, молдавизации резко понизился и фактически превратился в противоположное движение. Этот феномен в документах называют "демолдавизацией". Начиная с этой даты в большинстве государственных учреждений число приверженцев молдавизации резко упало. Сопротивление латинизации не боялось афиширования и было начато учеными из НМК. Глава молдавского филиала Академии Ion Ocinschi решительно отказался признать законность этой реформы, пока, согласно показаниям очевидцев, личная беседа со Сталиным не переубедила его в обратном... Затем глава Академии и другие специалисты, являющиеся приверженцами молдавизации, в Научном комитете были вытеснены специалистами "с более качественной подготовкой" для реализации нового задания Партии: латинизации. Определенное количество политических иммигрантов из Румынии было привлечено для ликвидации кадрового дефицита, вызванного лингвистической реформой. Тем не менее атмосфера в учреждениях, куда они были приглашены на работу, была далека от дружественной. Администрация не делала ничего, чтоб облегчить социальную и профессиональную интеграцию в чужой стране. Многие из них вернулись в Москву или даже были отстранены от должности под разным подтекстом, чаще всего речь шла о национализме.

Затем в 1938 году была принята новая лингвистическая реформа. Она была интегрирована в общий контекст изменения национальной и культурной политики во всех советских республиках, начиная с 1935 года. Возвращение к славной кириллице и возобновление народного говора, а также заимствования из русского языка шли в ногу с интенсивной "плебеезацией" и руссификацией правомочных учреждений с целью сохранения и распространения норм языка, тогда как органы власти, контролирующие качество развития этого процесса, также ощутили на себе смену политических ориентиров. Новый литературный язык пришел к новой версии компромиссов между двумя лингвистическими нормами, которые использовались ранее. Отголоски этих последовательных реформ и контр реформ были глубокими и длительными, поскольку сложно за один день уничтожить все то, что создавалось годами. Нация, которая стала именоваться молдавской и вокруг которой был создан целый ряд различных элементов, смогла породить свою собственную идентичность. И это совсем не обязательно были планы по советскому социальному внедрению, это были последовательные действия правительства вплоть до 1940 года, когда произошло присоединение Бессарабии и формирование Молдавской советской социалистической республики, и особенно после 1944 года, когда эти территории были получены обратно и на долго вошли в состав СССР.

Начиная с середины 1950, после выхода официальной доктрины о молдавском языке и литературе, всячески оказывалось содействие тихой "румынизации" молдавской интеллигенции. Одновременно, политика, активно внедряемая на протяжении десятилетий по отношению к "приверженцам молдавизации" оставила глубокие следы в речи и в сознании писателей и их читателей, который были еще ощутимы и после 1956. Сегодня большинство населения Республики Молдова называют свой родной язык молдавским. К великому сожалению про-румынских интеллектуалов и политиков официальный язык страны определен как "молдавский" в новой Конституции, которая была ратифицирована после провозглашения независимости страны в августе 1991 года.