Медицинские термины - развитие в современном мире

Эта статья анализирует использование эпонимов в анатомической и физиологической медицине терминологии в хорватской национальной терминологической базе данных «Struna» и анализирует создание терминологических вариантов, как один из результатов использования эпонимов. В статье также приведена квалификация проанализированных одноименных терминов и их не эпиномических синонимов в соответствии с изменениями на терминологическом и концептуальном уровнях. Анализ показывает, как лингвистические и не лингвистические изменения приводят к изменениям в термине, который используется для этой концепции, а также его использование в рамках соответствующей сферы знаний. Анализ включает в себя как хорватские, так и английские эпонимы, поскольку использование эпонимов и соответствующего медицинского дискурса в этих двух языках отличается. Исследование было проведено в рамках хорватского анатомического и физиологического терминологического проекта (HRANAFINA). Он является частью работы над терминами, которая проводится Хорватской национальной терминологической базой данных «Struna».

1. Вступление 

Общеизвестным фактом является то, что медицина является той областью, в которой терминологическая вариативность – существование двух или более терминов для одного понятия – является преимущественной характеристикой. Для непрофессионала атрибутом медицинской терминологии, который с самого начала бросается в глаза, является сосуществование латинских терминов и их эквивалентов в отдельно взятом языке. Однако, еще одной определяющей характеристикой медицинского дискурса является частое использование эпонимов, что является результатом многочисленных научных открытий, как в медицине, так и в других смежных научных областях.

Эта статья фокусируется на использовании эпонимов в анатомической и физиологической медицинской терминологии, исследуемой в рамках хорватского анатомического и физиологического терминологического проекта (HRANAFINA), который проводился в период с мая 2012 по октябрь 2013 года, как часть более широкого проекта «Struna» - Разработка специального хорватского терминологического поля. «Struna» - это программа, начатая в 2007 году для создания необходимых предусловий для стандартизации хорватской терминологии в различных профессиональных областях. Программа финансируется хорватским научным обществом и используется Институтом хорватского языка и лингвистики, который был основан в качестве ее национального координатора. Ключевым компонентом программы является согласование действий между специалистами предметных областей с одной стороны и терминологов и языковых экспертов с другой. Анатомический и физиологический терминологический проект сотрудничает со значительным количеством медицинских работников, большинство из которых работают профессорами в университетах. Таким образом, в их работе заложена особая дидактическая характеристика, которой не хватает в других терминологических проектах программы «Struna». Эта характеристика является важной, когда принимается во внимание разница в использовании между эпиномическими и не эпиномическими терминами.

Из-за характера данного вида терминологической работы, которая является частью национальной терминологической разработки, терминологическая база программы «Struna» была разработана для того, чтоб служить в первую очередь в качестве регламентированной терминологической базы. Однако, разработка и изменения в категориях данных в нескольких версиях терминологической бази, с момента создания первой версии в 2008 году, значительно изменили как свою первоочередную цель, так и методологию работы и терминологическое описание. В текущей версии терминологической базы к каждой терминологической статье вместе с выбранным термином могут быть добавлены различные синонимы для того, чтоб задокументировать терминологическую вариативность и разнообразие контекстуального употребления. Эпонимы – это особенно интересный тип терминов в рамках медицинской терминологии, но по определеным причинам не всегда легко решить, следует ли включать эпоним в список выбранных терминов в терминологической базе. Для нахождения возможных ответов на этот вопрос, предоставляется возможная классификация одноименных терминов и закономерность их вариаций.

2. Классификация эпонимов

Эпонимизация "уважает человека, который делает определенный вклад в нашу культуру (Гарфилд 1983: 384). В науке становление эпонима считается высоким уровнем признания. Как раньше отмечалось, медицина имеет особенно богатую эпонимическую традицию. Некоторые сферы медицинских знаний, такие как ревматология и неврология, настолько уважают эту традицию, что даже термин «Eponymophilia» был создан для того, чтоб описать их родство (Маттесон и Войвод, 2006), а Гарфилд (1983: 386) приходит к выводу, что в "любой другой сфере их использование так горячо не обсуждается".
Первым и наиболее распространенным значением слова «эпонім» является «человек, в честь которого названо или должно быть названо открытие, изобретение, место и т.д.» Однако, в этой статье будет использовано другое его значение: "термин, который происходит от имени человека". Собственного говоря, эпонимы в медицине – это термины, названные в честь людей, хотя есть пример географических эпонимов или топонимов: Spanish flu, Lyme disease. Кроме этих двух определений Диркс (2001: 18) указывает, что Словарь американского наследства английского языка после традиционного придает еще одно переносное значение: «название лекарств, структуры, или болезни, которая базируется или походит от имени человека» перед словом «лекарства» на этикетке.

В проекте анатомической и физиологической терминологии программы «Struna» в общем существует 91 эпоним или эпонимический термин. Они обозначаются как выбранные термины, или как синонимы к выбранным терминам. У семидесяти пяти из них есть эквивалент в хорватском языке. С самого начала эти эпонимы классифицировали по различным критериям, которые касались неймгивера (человека, в честь которого назван термин), и таким образом был учтен как хорватский термин, так и его соответствие на английском языке.

2.1. Классификация по неймгиверу

Первая классификация эпонимов – классификация по неймгиверу - отличает эпонимы, в которых неймгивером выступает доктор или ученый, и эпонимы, в которых неймгивером является пациент. Только 4% эпонимов происходят от имени пациента. Интересно отметить, что эти эпонимы находятся в одной семантической группе (табл. 1), т.е. они все обозначают факторы сворачивания крови (Джиангранде 2003).

Фактор сворачивания Синонимы
 Фиброген  Фактор I
 Протромбин  Фактор II
 Ткани фактор  Фактор III; Тканевый тромбопластин
 Кальций  Фактор IV
 Фактор V  проакцелерин, лабильний фактор; Ас-глобулин 
(Ac-G)
 Фактор VII Антифибринолизин, проконвертин; стабильный фактор
 Фактор VIII  Антигемофильный фактор (AHF); 
Антигемофильный глобулин (СГ);
Антигемофильный фактор A
 Фактор IX Плазмовый тромбопластиновый компонент (ПТК); 
кристмас-фактор;
антигемофильный фактор В
 Фактор X  Фактор Стюарта; Фактор Стюарт-Прауэра
 Фактор XI  предшественник плазменного тромбопластина;
антигемофильный фактор С
 Фактор XII  Фактор Хагемана
 Фактор XIII  Фибрин-стабилизирующий фактор
 Прекаликреин  Фактор Флетчера
 Високомолекулярный кининоген  Фактор Фицджеральда
 Тромбоциты  

Таблица 1: Термины для факторов свертывания крови и их синонимы (адаптировано из «Гайтон энд Хол» 2006)

Вторая классификация эпонимов базируется на поле неймгивера. По этому анализу 3% эпонимов названы в честь женщин. В некоторых языках, к примеру, в хорватском, пол может быть источником терминологической вариативности, поскольку в этом языке существуют разные флексии, которые зависят от категории рода.
Третим критерием для возможной классификации эпонимов стало место, или, более конкретно, страна рождения неймгивера. Почти треть из них родом из Германии. Еще треть из них зародилась в Великобритании или США, Австрии и Дании также принадлежит своя часть неймгиверов. Как видно из табл. 2, шесть стран представлены из 2-х до 4-х неймгиверов и 8 стран только с одним неймгивером на эпоним.

Страна Количество неймгиверов
Германия 26
Великобритания 16
Соединенные Штаты Америки 11
Италия 8
Дания 6
Австрия, Франция, Ирландия 4
Нидерланды 3
Чешская Республика, Швейцария 2
Бельгия, Канада, Фbнляндия, Республика Маврикий, Новая Зеландия, Российская Федерация, Швеция, Украина 1

Таблица 2: Страна рождения и количество неймгиверов

Последняя классификация выполнена согласно года рождения неймгивера. Хорватские и английские эпонимы представлены отдельно, поскольку между ними есть большое отличие: хорватскому языку не хватает эпонимов более древнего происхождения, т.е. тех, которые были созданы до середины XVIII столетия. Если же говорить о годе рождения неймгиверов, то большинство из них родились в середине XIX столетия. Интересно отметить тот факт, что анализированных неймгиверов нет среди живых людей: последний из низ, господин Игго, умер в 2012 году. 

Четыре классификации эпонимов, основанных на неймгиверах, приводят к выводу, что преимущественное большинство медицинских эпонимов были названы в честь немецких ученых мужского пола, которые родились в середине XIX столетия. Этот анализ ясно показывает, что тенденция к эпонимам сейчас остановилась.

2.2. Классификация по неймтейкеру

Другая классификация анализируемых эпонимов учитывает роль неймтейкера в создании эпонимов, т.е. относиться к понятию, которому давали название. Есть несколько способов, по которым эпонимы можно классифицировать в соответствии с их концептуальным уровнем. Однако, для этого исследования была выбрана семантическая классификация. Данная концепция рассматривает природу анализируемого явления.

Таки образом, эпонимы в программе «Struna» можно классифицировать по пяти основным группам: анатомию (термины на обозначение различных анатомических структур), болезни (термины на обозначение болезни как общего явления, а также синдромов и стадий заболеваний), различных явлений, тестирований и факторов сворачиваемости крови. Термины, которые относятся к первым двум группам, анатомии и болезней, являются самыми многочисленными и служат типовым источником терминологической вариативности. Это будет разъяснено в следующих разделах.

В 1955 году на Международном конгрессе по Анатомии в Париже было принято решение, которое запрещало использование ряда эпонимов в области анатомии (Гарфилд 1983: 386). Вместо этого было предложено введение более описательных, не эпонимических терминов. Последнее издание «Анатомической терминологии» («Terminologia Anatomica») дает только два эпонима, cornu ammonis и stratum purkinjese corticis (Rudeš и Marušić 2009). Это решение создало резкий взрыв терминологических вариантов, больший, чем любое регламентированное терминологическое или лингвистическое решение спровоцировало бы создание новых терминов или слов. К примеру, хорватский учебник «Eponimi u anatomiji» (Rudeš and Marušić 2009) приводит 413 эпонимических терминов, но только 27 из них переучтены в нашей терминологической базе как выбранные или принятые термины. Зато, определенное количество эпонимических терминов, как и раньше, остается в использовании в сфере анатомии, только в менее формальных видах дискурса.

На международном уровне было принято еще одно решение, которое способствовало созданию терминологических вариантов, хотя его последствия были менее масштабными в отличии от решения касательно анатомической терминологии. В 1974 году Государственный институт охраны здоровья Соединенных Штатов Америки провел конференцию, на которой обговаривались наименования заболеваний и их симптомы. Пришли к выводу о том, что "необходимо остановить присваиваемое использование эпонимов, поскольку сам автор не страдал от этого заболевания" (Классификация и номенклатура изъянов, 1974; Классификация и номенклатура морфологических дефектов, 1975), что привело к созданию многих синтаксических одноименных вариантов.
В данное время Всемирная организация охраны здоровья отдает предпочтение не эпонимичным терминам над эпонимичными в разработке Международной статистистической классификации заболеваний и проблем, связанных со здоровьем". Интересно отметить, что таких эпонимов как "синдром Готлиба" и "синдром Урбани" для обозначения двух наиболее значительных медицинский открытий конца ХХ столетия, СПИТ и атипичная пневмония соответственно, не существует вообще (Хоппер 2011). Эти два примера также показывают, что теперь эпонимы не так часто используются в современном медицинском дискурсе как названия болезней.

3. Формирование эпонимов в английском и хорватском языках

По Загеру (1997: 25) терминообразование отличается от общего процесса словообразования тем, что оно является сознательной деятельностью с "социальной ответственностью для упрощения коммуникативного процесса и передачи знаний". Хотя это не всегда так, особенно в случае с начальным терминообразованием, эпонимичные термины формируются сознательно и являются продуманными, с учетом правил именования знаменитых изобретений или научных открытий. Эпонимы как правило формируются одинаково, как в английском, так и в хорватском языках, однако
есть определенные отличия в морфо-синтаксической структуре хорватских эпонимов и их английских эквивалентов из-за разных морфологических правил в двух языках.

3.1. Английский язык

Есть несколько способов, чтоб сформулировать эпонимы или эпонимические термины на английском языке, и не все из них используются одинаково. По Дирксу (2001) существует семь типов словообразования, которые используются для создания эпонимов. Самым распространенным из них является присваиваемый тип словообразования, или синтетическая конструкция родительного падежа, где к имени собственному прибавляется апостроф. В данный момент появилась тенденция замены синтетических форм родительного падежа, таких как, к примеру, Parkinson’s disease, Fröhlich’s syndrome або Reissner’s membrane на его несинтетические аналоги, особенно там, где хорошо известные синдромы несинтетичні аналоги, особливо там, где речь идет о хорошо известных синдромах или заболеваниях (Down syndrome, Parkinson disease). Нефлективный тип формирования или субстантированное приложение становится все более распространенным в сравнении с синтетическим родительным падежом. Конструкция, в которой имя собственное берет на себя роль прилагательного (Goldblatt hypertension, Bohr effect, Cushing reaction, Hageman factor), из-за своей практичности является формою, которую рекомендуют многие эксперты. Одной из лингвистических причин использования субстантивированного дополнения является то, что оно отображает потенциал английского языка в формировании прилагательных конструкций соединения двух имен существительных.

Аналитический родительный падеж (canal of Schlemm, duct of Bellini, interstitial cell of Leydig) и формальное прилагательное (Addisonian crisis, Jacksonian epilepsy, Wormian bones) являются менее распространенными, но все еще остаются очень плодовитым типом эпонимического терминообразования. Последние три типа по Дирксу, короткая форма субстантивованного дополнения (a positive Babinski [sign]), существительного (parkinsonism, daltonism) и глагола, полученных из собственного имени (to pasteurize), используются значительно реже. Короткая форма субстантивированного дополнения, т.е. термина в котором вместо полного термина используется только собственное имя - полный термин является соединением собственного имени, которое осуществляет функцию прилагательного, с существительным – чаще встречается в менее формальном дискурсе или в ежедневном общении.

3.2. Хорватский язык

Хотя множество эпонимических терминов вошли в хорватский язык через английский, их форма кое-как видоизменилась из-за морфологических и синтаксических ограничений в литературном хорватском языке. Конструкция субстантированного приложения, такая как эпоним Cushing reaction, в котором существительное, которое предшествует главному слову, играет роль притяжательного пре-модификатора, в хорватском языке не считается литературным вариантом. Поэтому эту конструкцию необходимо заменить притяжательным прилагательным (Cushingova reakcija). Другие примеры такой морфологической трансформации включают: Gartner canal / Gartnerov kanal, Graves disease / Gravesova bolest, Brown-Séquard syndrome / Brown-Séquardov sindrom, etc.

Другие распространенные способы формирования эпонимических терминов в хорватском языке такие же, как и в английском: имя собственное может стать относительным прилагательным (adisonska Kriza), существительным (daltonizam, salmonela) или, очень редко, глаголом (pasterizirati).

4. Виды терминологической вариативности

Десятилетия практических терминологических наработок в рамках теоретической программы Вюстера, а позднее, на основании общей теории терминообразования, привели к созданию регламентированных терминологических источников, которые запрещают любую терминологическую вариативность. Концепция, которая рассматривает терминологическую вариативность как явление без надлежащего места в терминологии, способствовала в дальнейшем созданию многоязычных терминологических источников с целью предоставления переводчику одного варианта перевода каждой концепции в специальной предметной области. Однако, большое количество недавних исследований ставят под сомнение этот принцип и поддерживают концепцию, которая рассматривает терминологическую вариативность в качестве источника соответствующей специализированной информации, которая может помочь переводчикам в создании хорошо структурированных и информативных текстов целевого языка. Однако, использование нескольких разных эпонимических терминов для одной концепции в рамках одного дискурса не может быть адекватно оправданным, поскольку эта вариативность – особенно это касается медицинской терминологии - может привести к неправильному пониманию соответствующих концепций. На основании анализа эпонимов в рамках анатомической и физиологической терминологии программы «Struna» была разработана попытка классифицировать типы эпонимической вариативности и дать возможные ответы касательно того, какие вариации должны быть рекомендованными формами в современном медицинском дискурсе.

Анатомические и физиологические эпонимичные термины и их не эпонимические варианты были взяты из программы «Struna» и классифицированы на группы в соответствии с четырьмя типами вариации: на орфографическом уровне (т.е. на уровне термина), вариация в соответствии к числу и полу неймгивера и вариация по существительному, которое стоит после имени, а их не эпонимические синонимы были использованы в качестве четвертого типа вариаций. Первый, второй и третий типы относятся к перемене на уровне термина, в то время как четвертый тип может отображать изменения на концептуальном уровне. Эта классификация носит более общий характер и может использоваться как для хорватских терминов, так и для их английских эквивалентов.

1. Первая группа эпонимических вариаций включает в себя орфографические варианты, т.е. варианты терминов, которые отличаются друг от друга или только в написании, или только на морфологическо-синтаксическом уровне. Разница в вариантах на морфологическо-синтаксическом уровне включает и определенные семантические изменения, однако они не были приняты во внимание, поскольку изменения на уровне термина не влияет на понимание концепции. Поэтому, тремя подтипами первой группы являются эпонимические варианты с (а) отличиями в орфографии (Fröhlich’s/ Frohlich’s syndrome, van/Van den Bergh reaction) (б) морфо-синтаксические варианты, такие как английские термины, выраженные в синтетическом или аналитическом родительном падеже (Schlemm’s canal / canal of Schlemm, interstitial cell of Leydig / Leydig cell), или притяжательные прилагательные в хорватском языке в противовес английской конструкции именного дополнения (Bohrov efekt / Bohr effect), и (в) варианты с орфографическими отличиями в соотвествии с транскрипцией иностранного языка (Purkinje cell / Purkyněova stanica).

2. Второй тип терминологической вариативности показан в вариантах, созданных через изменения на уровне термина или на уровне неймгивера эпонима, который означает ту или иную концепцию. Такие изменения являются типовыми и возникают чаще всего в результате сознательного решения об исправлении определенной несправедливости, вызванной по отношению к одному из изобретателей, задействованных в открытии. Они включают в себя изменения в количестве или порядке неймгиверов и даже изменения в самом имени. Изменение числа и порядка неймгиверов является вполне типовым, поскольку чаще всего в открытии нового явления задействованы больше, чем один человек, но только один из них получает признание в виде эпонима. Примером могут стать следующие термины в хорватском языке: Browicz-Kupffer cell / Kupffer cell and Stokes-Adamsov sindrom / Adams-Stokesov sindrom / Morgagni-Adams-Stokesov sindrom. Изменение в количестве неймгиверов иногда может привести к исключительным случаям вариативности, таких как в терминах Mayer waves / Hering’s waves / Traube’s waves / Traube- Hering waves / Traube-Hering-Mayer waves. Влияние неймгивера является менее типовым явлением и непосредственно в терминах английского языка является незаметным. Однако в некоторых языках, как к примеру в хорватском, пол неймгивера является существенной, поскольку она влияет на форму притяжательных прилагательных, полученных из имен собственных. Таким образом, в английских эквивалентах терминовMichaelis-Menten equation или Stuart-Prower factor не понятно, что второе имя обозначает имя ученого или же пациента (во втором примере) женского пола, в то время как в хорватском языке это четко видно: Michaelis-Mentenova jednadžba является неправильной эпонимической формой, поскольку этот термин носит имя немецкого биохимика Леонора Михаэлиса и канадской женщины-доктора Мод Ментен. Таким образом, на хорватском языке этот термин будет иметь следующую форму: Michaelis-Mentenina jednadžba. Третий подтип терминологической вариативности на основании изменений в неймгиверах приводит к формированию терминов, в которых изменяется непосредственно имя. Эти изменения наиболее очевидный пример возобновления справедливости по отношению к определенному ученому или доктору из-за некорректное признание.

3. Третья группа эпонимических вариантов также включает в себя изменения на уровне термина, но в этом случае эти изменения в существительном, которое стоит после имени собственного. Такие изменения не вызывают изменения значения понятия. Английские термины Donnan effect, Donnan law і Donnan equilibrium та хорватські терміни Brown-Séquardov sindrom, Brown-Séquardova paraliza і Brown-Séquardova hemiplegija
показывают, как использование нескольких синонимов может ввести в заблуждение. В этих терминах используются разные существительные (effect, law, equilibrium), но все они относятся к одной концепции. То же самое происходит и в случае с хорватскими терминами Weber-Fechnerovo načelo, Weber-Fechnerov princip і Weber- Fechnerov zakon, которые в программе «Struna» приведены в качестве хорватских эквивалентов (первый - в качестве термина, которому отдают предпочтение, а второй - как допустимые варианты) для английского термина Weber-Fecher principle.

И наоборот, неправильный вывод можно сделать, имея дело с терминами Purkinje cell и Purkinje fiber, в которых существительные после имени собственного также разные, как и в предыдущих примерах. Но в этих терминах дезинформатором выступает одно и тоже имя собственное. Хотя вышеуказанные термины включают в себя имя одного и того же человека, они являются не только разными понятиями, но и даже не связаны между собой. Дзюганова (2013: 64) приводит эпонимы Addison’s disease, Addison’s anaemia и Addison’s plane как примеры похожей возможной путаницы. Термины Addison’s disease і Addison’s anaemia (более известна сегодня как pernicious anaemia) были названы в честь британского доктора Томаса Эдисона, в то время как термин Addison’s disease относится к анатомическому явлению, названному в честь другого доктора - Кристофера Аддисона.

4. Последний тип эпонимической вариативности приводит к формированию не эпонимических синонимов для концепций, которые ранее были известны только под эпонимичными терминами. Это явление как правило возникает по двум причинам. Во-первых, когда новые знания об определенном явлении мотивирует создание нового термина, как в случае с термином Kupffer’s cell, который раньше был единственным термином для обозначения явления, известного сегодня как stellate macrophage. То, что когда-то называли синдромом или болезнью, оказалось только одной из стадий болезни или одной из форм сродненных болезней. Это новое открытие и может привести к появлению нового термина. Гарфилд (1983: 387) илюстрирует это на примере болезни Тея-Сакса (Tay-Sachs disease), которая вначале была общим термином для синдрома слабоумия и слепоты у грудничков, а сегодня означает любую из нескольких форм этого генетического заболевания. Другой причиной создания не эпонимических терминов является сознательное влияние на терминологию определенной сферы знаний – решение о запрете использования эпонимов в анатомической терминологии, принятое на Международном конгрессе по анатомии в Париже в 1955 году, один из примеров такого влияния. Со временем будет решено, что использование всех анатомических терминов на обозначение анатомических явлений должно прекратиться, и что должны быть введены новые, более описательные термины, которые их заменят.

Майя Лончар; Ана Островски Аник
Кафедра общей, сравнительной и компьютерной лингвистики, Институт хорватского языка и лингвистики 
Хорватия