О французском языке среди французов

В наше бюро переводов часто обращаются за переводом на французский язык либо же для осуществления перевода документов с французского языка. Наши специалисты подготовили статью о французском языке, где показали как происходило развитие и становление языка романтики и самых сладких стихотворений.


Рождение и развитие французского языка

Французский язык - это язык из романской группы. Грамматика языка и большая часть словарного запаса происходят из устных форм и народного языка латыни, которые использовались и трансформировались в галло-романский период. Страсбургские клятвы, которые были скреплены печатью в 842 году и ознаменовали союз между Карлом Лысым и Людовиком Немецким, составленные на романском и германском языках, считаются самым давним документом, составленном в письменном виде на французском языке.

В средние века французский язык состоял из различных диалектов, которые значительно отличались от одного региона к другому. Даже такое слово как "да" произносилось и писалось по разному в северном (oïl) и в южном регионе (oc). С установлением и укреплением капетинской монархии, язык северных районов Франции, который еще называли лангдойль, начал распространяться и закрепляться в повседневном использовании.

Можно сказать, что Франция в то время, как и большинство европейских государств той эпохи, была двуязычной страной: с одной стороны, огромная часть населения говорила на простом языке (местном наречии), на котором также написаны настоящие шедевры древней литературы (Песнь о Роланде, Роман о розе...) ; с другой стороны, латынь была языком церкви, деловодства, ученых, образования и общим языком, с помощью которого общались народы, говорящие на разных диалектах, которые более или менее выделялись на фоне других.

Несмотря на постоянное развитие французского языка подобное сосуществование продолжалось вплоть до XVII столетия и даже дольше в университетской и церковной среде.

Французский язык - язык нации

Распространение использования французского языка (и даже больше, французского языка, который могли понимать все) пропорционально, в значительной мере, распространению королевского управления и правосудия в стране. Напротив, взлет французского языка и его более широкое использование стали определяющими факторами в формировании французской нации.

Две статьи в ордонансе Вилле-Котре, подписанном Франциском I в августе 1539 года, создали юридическое основание для самого процесса распространения французского языка:

Статья 110: Чтобы не было оснований сомневаться в разумности решений правосудия, мы желаем и повелеваем , чтобы изложенные факты и предписания были настолько четкими, чтобы не возникало какой-либо двузначности или неопределенности, и чтоб не было нужды в толковании.

Статья 111: И поскольку это часто происходит из-за толкования латинских слов, содержащихся в вышеуказанных решениях, мы желаем, чтобы впредь все решения, вместе с другими процедурами, осуществляемые в наших верховных судах, а также в других второстепенных и низших инстанциях, а также ведение реестров, расследований, составление контрактов и оформление сделок, оглашение приговоров, составление завещаний и других каких-либо юридических актов и действий, осуществлялись, т.е. произносились, регистрировались и доставлялись на родном французском языке, и ни на каком другом.

Таким образом, публичная жизнь государства отныне нераздельно была связана со скрупулезным применением (чтобы не допустить "какой-либо" двузначности или неопределенности) с "родным французским языком". Этот основополагающий текст должен был ускорить и популяризировать так называемый франкоизский язык (françoyse) (1549). Манифест группы, которая позже получила название Плеяда (Pléiade) провозглашал, ровно десять лет спустя после объявления ордонанса Вилле-Котре, о преимуществах и превосходстве использования французского языка в поэтической сфере. Тут видна определенная привязанность французского языка к потребностям политической, юридической и литературной жизни.

Именно эти же потребности и продиктовали необходимость создания Французской академии в 1635 году. По данным Марка Фумароли, Ришелье основал академию для "предания сплоченности королевству, выкованному политикой, за счет языка и стиля, которые бы символизировали и объединили это королевство". Таким образом, статья XXIV устава точно определяет, что "основной функцией Академии будет работа со всей возможной тщательностью и усердием над созданием определенных правил нашего языка и для придания ему чистоты, выразительности и возможности использования как в искусстве, так и в науке".

Придуманная Ришелье формулировка была настолько идеальна, что прошла через столетия без особенных изменений: политические власти не могли незаметно вмешиваться непосредственно в развитие языка; также эта формулировка позволила сформировать независимое общество, чей статус сопоставим с верховными судами, давая возможность регистрации, становлению и управлению языком. По правилам речи, стимул, настройки и примеры намного более эффективны, чем авторитарное вмешательство.

Блеск и власть французской монархии, изысканность и утонченность культуры, улучшения, внедренные в язык Академией и грамматистами, значительное влияние эмигрантов протестантской веры способствовали быстрому распространению французского языка, в XVII и XVIII столетиях, в рамках нации. Это язык аристократии и всех образованных людей на севере Европы, в Германии, в Польше, в России... Это также язык дипломатии. Все крупные международные соглашения и научные сочинения составляются на французском языке, хотя прежде составлялись на латыни. Империя французского языка намного опередила (и это константа) Французскую империю политическую и экономическую.

Изменения и реформы в орфографии

С момента первого издания Словаря Академии, который представлял беспрецедентную попытку нормализации, орфография значительно изменилась, повинуясь природному развитию, которое стало возможным за счет вмешательства Академии, лексикографов и грамматистов. Рассуждения об орфографии должны базироваться на многочисленных материалах, которые очень часто носят достаточно противоречивый характер, как и установившиеся нормы употребления, ограничения этимологии и произношения, практическое применение научными заведениями, а также издателями и книгопечатниками.

Академия стремилась на протяжении всей своей истории поддерживать равновесие между всеми разнообразными требованиями, опыт показывает, что абстрактный замысел реформаторов приучил к точному использованию не только их. Таким образом, окончательный результат этих попыток проявился в 1835 году в шестом издании Словаря, теперь в правописании использовали -ais в словах, которые до этого времени заканчивались на -ois, но в произношении это выглядело как è (le françois, j’étois, и т.д.), реформа, которую настойчиво отстаивал Вольтер в предыдущем столетии.

В XIX столетии развитие научных учреждений бесспорно в какой-то мере способствовало приостановке развития орфографии, параллельно создавая большие реформаторские проекты. Система образования нуждалась в строгих и четких правилах, которые бы можно было донести ученикам. По окончании горячих споров, два постановления зафиксировали, в 1900 и 1901 годах, простые приемлемые правила орфографии и синтаксиса для проведения экзаменов и конкурсов в учреждениях народного образования.

В 1990 Верховный совет французского языка опубликовал в официальном журнале документ под названием Уточнения по орфографии (Les rectifications de l’orthographe). Основными объявленными изменениями были:

  • слияние определенных сложных имен-существительных (portemonnaie, pingpong...) ;
  • согласование множественного числа сложных существительных, состоящих из простых имен существительных (un perce-neige, des perce-neiges, un garde-malade, des garde-malades...) ;
  • возможность убирать циркумфлекс в i и в u (voute, traitre, paraitre, huitre...) ;
  • гравис в e, когда ему предшевствует другая буква со слогом, в котором предполагается использование е немого (évènement, cèleri, sècheresse, règlementaire — comme règlement —, règlementation...)
  • использование обычных правил орфографии и согласования в словах иностранного происхождения (des imprésarios, un diésel, les médias...).
  • исправление некоторых графических отклонений от нормы (charriot, imbécilité, nénufar, relai...).

Несмотря на мягкость и на здравый смысл этих предложений, пресса захватила эту тему и превратила ее в искусственный спор. В Академии единодушно утвердили документ, но сопроводили его традиционной припиской, говорящей, что "перечисленные рекомендации не должны вводиться в использование по приказу или же в соответствии с циркуляром министерства". При этом они выражали желание, "что упрощения и унификация должны пройти проверку временем", Общество тем не менее приняло определенное количество слов в Словарь, а некоторые перечислили в конце произведения.

Лингвистическая политика сегодня

Учитывая то, что конкуренция с английским языком, даже в быту, составляет настоящую угрозу для французского языка, а также тот факт, что англо-американские заимствования в лексику французского языка стали довольно таки многочисленными, правительственные круги, в течении тридцати лет, пытаются дополнить традиционный аппарат регулирования языка.

Начиная с 1972 года, были созданы министерские комиссии по терминологии и неологии. Они предназначены для указания, а иногда даже для создания французских терминов, которые они призывают использовать вместо того или иного заимствованного слова, или же для обозначения нового понятия или предмета, которые еще не имеют названия. Эту базу новых слов сразу же используют в администрации. Теперь больше не говорят tie-break (тай брейк), вместо этого используют jeu décisif, слово baladeur заменило walkman (плейер), а слово logiciel используется вместо software (программное обеспечение) и т.д.

В 1975, закон под названием "Ба-Лориоль" (Bas-Lauriol), который постановлял обязательное использование французского языка в разных сферах деятельности, таких как аудио-визуальное искусство или коммерческая деятельность (реклама, объявления о работе, счета и т.д.), а также на работе.

На протяжении 1990-х годов был выпущен целый ряд законодательных постановлений, которые были более гибкими и полными. Был добавлен новый абзац, 25 июня 1992 г., статья 2 Конституции: Государственным языком Республики является французский.

Основываясь на этом принципе, закон от 4 августа 1994 г. под названием "закон Тубона" (loi Toubon) расширяет основные положения закона от 1975 года. Декрет от 3 июля 1996 г. учреждает новую общую комиссию по терминологии и неологии; он подкрепляет механизм обогащения французского языка, и по выражению Французской академии подобный механизм просто необходим, а посему рекомендуется публиковать термины с их определениями в официальном журнале. Судебные вопросы с моральной точки зрения благодаря Академии также находятся под защитой права, создавая еще более выгодное положение для инстанций и органов, участвующих в защите французского языка.

Феминизация имен существительных, обозначающих профессию, должности, чины и ранги: ученые споры

В 1984 году Премьер министр создал "комиссию по терминологии по вопросу словарного запаса деятельности женщин". Декрет постановлял, что "феминизация имен существительных, обозначающих профессии и ранги направлена на удовлетворение потребностей определенных лакун использования французского языка в сфере и направлена на легитимацию социальных функций и профессий, выполняемых женщинами".

Французская академия, с которой при этом не проконсультировались, воспользовалась своим наработками из декларации, подготовленной Жорж Дюмезиль (Georges Dumézil) и Клодом Леви-Стросс (Claude Lévi-Strauss). В частности, в декларации говорилось о лингвистической бессмыслице, в которую попадало предприятие: уместно напомнить, что мужской род имен существительных в французском языке не подразумевает пол и поэтому подобные имена существительные можно использовать без особенных препятствий как по отношению к женщинам, так и по отношению к мужчинам; зато женский род имен существительных часто требует специального обозначения пола и "подобное обозначение является привативным. Это влияет на обозначенные ограничения термина, при условии что для других терминов эти ограничения не используются. В отличие от существительных, где пол не обозначен, обозначение пола используется в одушевленных существительных для обозначения дифференциации между двумя полами. " Таким образом, феминизация несет риск привести к обратным результатам, которые даже не предполагались, что в свою очередь приведет к дискриминации в языке мужчин и женщин. А конце концов Академия также оспаривала принципы государственного вмешательства в использование языка, поддерживая свои доводы тем, что подобные действия рискуют "посеять путаницу и беспорядок в тонкое равновесие, рожденное на основании использования языка, и кажется лучше, чтоб изменения были внесены по мере внедрения в речь".

Циркуляр Премьер Министра, 1986 года, рекомендовал продолжить феминизацию имен существительных обозначающих профессии, должности, чины или ранги в официальных и административных текстах. Его не сильно применяли. После, в 1997 году, некоторые министры из правительства самостоятельно начали использовать феминизированную форму слова министр - la ministre - и это спровоцировало новую волну реакции со стороны академиков. В циркуляре от 6 марта 1998 г. Премьер министр констатировал незначительное влияние текста 1986 года, но рекомендовал провести феминизацию "с того момента, когда речь идет о терминах женского рода и которые используются сейчас". Он поручил общей комиссии по терминологии и неологии "разобраться с этим вопросом".

Отчет комиссии был предоставлен Премьер министру в октябре 1998 года. Он гласил, что вмешательство правительства в использование языка очень скоро натолкнется на юридические и практические преграды, и, как бы то ни было, можно сомневаться, что эти действия будут иметь результат. Также устанавливалась четкая разница между одними профессиями (где часто используются формы женского рода и не составляют особой проблемы), а также между должностями, чинами и рангами, которые просто обозначают лицо. Должность часто нельзя сопоставить с полом, который ее занимает, чин - с полом, которому он присвоен и т.д.; посему использование или же формирование форм женского рода является нежелательным.